Книга "Великие пророчества" (том 1)

ЧАСТЬ II. — ИУДЕИ

III. Пророчество о семидесяти неделях

Ответ пришёл к пророку очень быстро. Пока он ещё произносил свою молитву, его прервало нежное прикосновение, и когда он оглянулся вокруг, он увидел Гавриила, истолковавшего его предыдущее видение, снова стоявшего рядом с ним. Этот небесный вестник был послан к нему от престола, чтобы заверить возлюбленного святого, что его прошение услышано и что на него будет ответ, но Его гнев и негодование не отойдут от Иерусалима ещё какое-то время. Даниил должен выносливо ждать и терпеть, как и наш Господь, когда чаша, которой Он боялся, не прошла мимо Него, или как Павел, когда ему было дано жало в плоть — об избавлении от которого он трижды молил Господа — вестник Сатаны, который бил его.

Но так же как ангел спустился, чтобы укрепить Господа в Его агонии, как Павлу было сказано, что благодати Божьей должно быть достаточно для него, так Гавриил был послан к Даниилу, чтобы дать ему умение и понимание, чтобы раскрыть ему этот вопрос и показать ему замысел Божий. Так молитва пророка открыла канал благословения и принесла огромное откровение, на котором основывается всё пророчество и без знания которого любая попытка понять что-либо будет тщетной. Если мы тщательно сосредоточимся на этих чудесных словах, они не будут трудными, особенно если мы начнём с хорошего перевода. Вот буквальный перевод:

Дан. 9:24. «Семьдесят недель определено на народ твой и на святой город твой, чтобы положить конец беззаконию, и запечатать грехи, и загладить вину, и привести вечную праведность, и запечатать видение и пророка, и помазать Святое Святых».

Ст. 25. «Поэтому знай и понимай: От выхода повеления восстановить и отстроить Иерусалим до Помазанника, Князя, пройдёт семь недель и шестьдесят две недели; будет восстановлена улица и стена, даже в бедственные времена».

Ст. 26. «И после шестидесяти двух недель Помазанник будет отсечён и не будет для Него ничего. А город и святилище разрушит народ князя, который придёт; и его конец будет в наводнении (то есть в Божьем гневе), и до конца будет война, то, что определено для опустошения».

Ст. 27. «И он (то есть князь, который придёт) заключит завет с большинством (то есть с иудейским народом) на одну неделю; а посреди недели он остановит жертву и приношение; и на крыле мерзости будет опустошитель даже до завершения, и определённое изольётся на опустошителя».

А теперь нам необходимо рассмотреть эти стихи подробно.

Примечание 1: Некоторые исследователи используют слово «гептад» или «гебдомад»; каждое из этих слов подойдёт, если его понимает английский читатель.

Семьдесят недель. Буквально, Семьдесят седмин. Слово «неделя» сохранено, поскольку у нас нет более точного эквивалента еврейского слова1, которое означает период из семи, но не объясняет какая мера времени при этом используется: часы, дни, месяцы, годы или что-то ещё. Это положение всегда должно определяться контекстом; в данном отрывке определённо имеются в виду периоды из семи лет, поскольку разум Даниила был обращён к семидесяти годам из Книги пророка Иеремии2. Скорее всего, ангел пытался сказать следующее: Семидесяти лет испытания будет недостаточно; нет, после них должен наступить ещё один период из семи раз по семьдесят лет. Мы должны помнить, что наличие субботних лет и юбилея делало мысль о неделе из семи лет очень понятной для израильтян.

Примечание 2: Если христиан можно заподозрить в предвзятости при толковании «седмин» как семи лет, поскольку конец шестьдесят девятой седмины точно соответствует времени смерти Христа, иудеев в этом обвинить трудно. И только при наступлении Средних веков иудеи приняли то же толкование, хотя тем самым они навлекли на себя обвинение в том, что они отвергли Мессию, и вложили грозное оружие в руки своих противников-христиан.

Были отсечены. То есть со времени язычников, начиная с века, когда четыре мировые империи будут обладать властью.

Над твоим народом и над твоим святым городом. Это пророчество относится к израильтянам, а не к христианам. Семьдесят раз по семь, или четыреста девяносто лет, будут взяты из времён язычников для особой работы Бога над иудеями и Иерусалимом; это, разумеется, относится к иудеям в Иерусалиме, поскольку люди должны в то время жить в своей собственной стране.

Мольба Бога по отношению к Своему народу длительностью в четыреста девяносто лет произведёт шесть результатов, которые можно расположить следующим образом:

I. Положить конец беззаконию.
II. Запечатать грехи.
III. Загладить вину.
IV. Привести вечную праведность.
V. Запечатать видение и пророка.
VI. Помазать Святое Святых.

Эти шесть последствий можно разделить на два класса: первые три связаны с унесением греха, а последние три — с принесением праведности. И последние три соответствуют по очереди первым трём.

Положить конец беззаконию. Это значит остановить и ограничить его, чтобы оно больше не работало и не распространялось. Определённый артикль, скорее всего, указывает на весь путь беззакония Израиля или его «отпадение» от Бога.

Запечатать грехи. Образ с запечатыванием связан с запиранием тюрьмы или заключением. Так Дарий запечатывает камень, который кладётся на отверстие львиного рва, своим перстнем и перстнем своих вельмож (Дан. 6:17). А в Книге Иова говорится, что Бог запечатал звёзды, чтобы они не светили (Иов. 9:7), а также описывается, что Он ставит печать на руку каждого человека, когда при помощи мороза и зимнего дождя Он прекращает ежедневный труд в полях (Иов. 37). Следовательно, печать на грехах означает, что они помещены под надёжную охрану.
Есть хорошая иллюстрация обоих метафор (а возможно, и ключ к толкованию этого отрывка) в двадцатой главе Откровения, где ангел после того, как он связал и сбросил Сатану в бездну, запирает его и ставит над ним печать, чтобы он больше не обманывал народы.

Загладить вину. То есть, согласно широко известному образу из Писаний, совершить за неё умилостивление. В то время как предыдущие фразы, по-видимому, указывают на то, что две трети иудейского народа погибнут во время процесса очищения и разделят участь Сатаны и его ангелов, эти слова говорят о другом пути освобождения от греха и указывают на одну треть, которая будет спасена (Зах. 13:8, 9).
Теперь мы переходим ко второй группе результатов.

Привести вечную праведность. Когда беззаконию положен конец и грехи запечатаны, тогда будет приведена вечная праведность. Это произойдёт, потому что будет представлен новый завет, согласно которому Бог больше не будет писать на каменных скрижалях, а поместит Свой закон внутрь Своего народа и напишет его на их сердцах (Иер. 31:33).

Запечатать видение и пророка. Когда грехи будут запечатаны, видение и пророк также будут отложены в сторону как ненужные. Только когда грех вошёл в мир, появилось пророчество как великий инструмент Божий для войны против него; и поэтому когда грех будет устранён, пророчества тоже исчезнут.

Помазать Святое Святых. И наконец, вместо скинии и прежнего храма, в котором покрытие или заглаживание было показано в качестве прообраза, будет помазано новое Святое Святых. Подобное заявление имеет большой смысл; хотя скиния Моисея была помазана и о подобной церемонии в связи с посвящением храма Соломона ничего не говорится, храм рассматривается лишь как продолжение скинии. По той же самой причине мы ничего не слышим о помазании храма Зоровавеля. Но Святое Святых в этом пророчестве, величественный храм в последних главах Книги пророка Иезекииля, будет не просто продолжением прежних святилищ; тот факт, что великая Жертва уже была принесена однажды и навсегда и что грех — по крайней мере, относящийся к Израилю — будет уже закрыт и запечатан, произведёт большие перемены в предписаниях и служении. Кроме того, этот храм, который построит Сам Мессия (Зах. 6:12, 13), будет местом проявления Его славы во время тысячелетнего правления, и, возможно, помазание особо освятит его для этой цели.

Таким будет результат работы Бога над иудеями при завершении четырёхсот девяноста лет. Беззаконие будет ограничено и грехи запечатаны, чтобы они больше не вредили им, поскольку соблазны будут истреблены вместе с нечестивыми (Соф. 1:3); их беззаконие будет искуплено, и новый завет их Бога принесёт им вечную праведность; все обещания будут исполнены; закон Божий будет написан на сердцах каждого израильтянина, поэтому увещевания, упрёки, предостережения и угрозы пророков будут больше не нужны; гора Сион будет увенчана храмом, по сравнению с которым строение Соломона было лишь блёклым прообразом и к которому — как говорится в других местах — вернутся херувимы и слава, которая станет облаком и дымом днём и сиянием пламени огня ночью (Иез. 43:1-5; Ис. 4:5, 6).

Но какой знак должен указать на начало четырёхсот девяноста лет? И когда они начнутся, будет ли их ход непрерывным до конца всего периода или он будет прерван? Теперь ангел начинает отвечать на эти вопросы.
Назначенное время начнётся от выхода повеления о восстановлении Иерусалима — не храма, о котором здесь ничего не говорится, а города, улицы и стены.

Это пророчество началось не от повеления Кира, в котором говорилось о восстановлении храма; а от повеления Дария Гистапа, которое представляло собой не что иное, как подтверждение разрешения, данного Киром. И снова, повеление, вышедшее в седьмой год Артаксеркса Долгорукого лишь подкрепило Ездру осуществлять служение в храме.

Но в двадцатый год Артаксеркса из Иудеи пришли некоторые люди в Сузы и в ответ на вопрос Неемии о его братьях в Иерусалиме сказали: «Оставшиеся, которые остались от плена, находятся там, в стране своей, в великом бедствии и в уничижении; и стена Иерусалима разрушена, и ворота его сожжены огнём» (Неем. 1:3). Узнав это, Неемия заплакал и, подобно Даниилу, совершил смиренную исповедь перед Богом за грехи своего народа.

Вскоре после этого в месяце Нисане он вошёл в присутствие царя, чтобы исполнить свои обязанности виночерпия, и царь заметил, что его лицо печально. Поскольку у него спросили, почему это так, Неемия ответил: «Да живет царь во веки! Как не быть печальным лицу моему, когда город, дом гробов отцов моих, в запустении, и ворота его сожжены огнём!» (Неем. 2:3) Сочувствуя этому бедствию, Артаксеркс сразу же издал указ о восстановлении города и стены и послал Неемию в Иерусалим наблюдать за работой. Итак, становится ясно, что четыреста девяносто лет начинаются с какого-то дня в месяце Нисане в двадцатый год Артаксеркса Долгорукого.

С этой даты до появления Помазанника, который должен также быть князем, то есть царственным священником, должно пройти семь недель и шестьдесят две недели, или, другими словами, должно пройти сорок девять и четыреста тридцать четыре, то есть четыреста восемьдесят три года между повелением и приходом Мессии как Князя.

Сорок девять лет, скорее всего, отеделены как период, необходимый для восстановления города и стены3. О том, какое это было трудное время, можно прочитать в Книге Неемии.

Примечание 3: Как мы видим, стена была закончена за пятьдесят два дня (Неем. 6:15), но это была лишь временная работа для нынешней нужды. Кроме того, город также нуждался в восстановлении.

Помазанник, который должен быть князем, не может быть никем иным, кроме как Господом Иисусом, о котором сказано: «Ты священник вовек по чину Мелхиседека» (Пс. 109:4). И снова: «Он построит храм Господень и примет славу, и воссядет, и будет владычествовать на престоле Своём; будет и священником на престоле Своём» (Зах. 6:13).

Но в какой момент жизни нашего Господа Он представил Себя как Священника и Царя? Не во время Его рождения, поскольку тогда он был известен лишь как сын плотника. Не во время большей части Его служения, ибо хотя Он был помазан Духом и быстро раскрыл Себя как великий Священник, поскольку Он обучал людей, очищал прокажённых, прощал грехи, но при этом Он всё равно не выставлял Себя как Царя. Напротив, Он запрещал Своим ученикам раскрывать Свою действительную природу, и когда толпа, придя в возбуждение от Его замечатальных слов и дел, хотела увенчать Его голову венцом, Он отказался и отослал их.

Но во время Его входа в Иерусалим, за четыре дня до Его смерти, Его поведение изменилось и Он слышал, как все следовавшие за Ним толпы кричали: «Благословен Грядущий, Царь, во имя Господне» (Лук. 19:38). И когда фарисеи потребовали от Него запретить Его ученикам, Он ответил: «Говорю вам: если они умолкнут, камни возопиют». Другими словами, в этот момент Он позволил провозгласить Себя Царём, и в Евангелии от Матфея сказано, что Он сделал это, чтобы исполнить пророчество Захарии: «Скажите дочери Сиона: Вот, Царь твой грядёт к тебе, кроткий и воссевший на ослицу и на осленка, сына подъяремной» (Мф. 21:5). Это пророчество раскрывает значение данного события и показывает нам, что в этот день Мессия был явлен как Князь.

Итак, началом четырёхсот девяноста лет было издание повеления в месяце Нисане в двадцатый год правления Артаксеркса Долгорукого; и четыреста восемьдесят три года закончились в десятый день месяца Нисана, когда Христос вошёл в Иерусалим как Царь дочери Сиона. И начало, и конец ясно показаны в Писании, чтобы мы, как верующие, не утруждали себя неопределёнными человеческими вычислениями, а сразу же поняли, что этот интервал занял ровно четыреста восемьдесят три года.

Однако если подтвердить это пророчество хронологически, его влияние возрастёт в огромной степени; оно станет сильным свидетельством для неверующих, а также руководящим светом для народа Божьего. Если рассмотреть все попытки подтвердить его, решение, предложенное недавно доктором Андерсоном, кажется наиболее удовлетворительным. Мы суммируем его, а если читатель захочет изучить его более подробно, мы рекомендуем ему книгу «Грядущий Князь».

Первое, что необходимо установить, — это длительность пророческого года. И Библия предоставляет доказательства того, что такой год считался не согласно юлианской системе, а содержал всего 360 дней. Даже в истории о потопе мы обнаруживаем, что пять месяцев, от семнадцатого дня второго месяца до семнадцатого дня седьмого месяца, рассматриваются как 150 дней (Быт. 7:11, 24; 8:3, 4). И в Откровении тот же период описывается как 3 ½ года, как сорок два месяца и как 1260 дней. Поэтому очевидно, что двенадцать месяцев по тридцать дней каждый, или 360 дней, составляют один год.

Следовательно, 483 пророческих года должны содержать 483 x 360, или 173 880 дней.

Итак, началом этого пророчества, как мы только что увидели, является какой-то день в месяце Нисане в двадцатый год царя Артаксеркса, то есть 444 год до Р. Х. И доказывая, что Неемия, по-видимому, начал своё путешествие в Иерусалим в самом начале Нисана, доктор Андерсон говорит, что, скорее всего, постановление вышло первого числа этого месяца, что в том году соответствует 14 марта.

С другой стороны, завершение 483 года обозначено входом Господа в Иерусалим за четыре дня до Его смерти. Чтобы узнать дату этого события, мы должны помнить, что Его служение началось в пятнадцатый год правления Тиберия, то есть в год, который начался 19 августа 28 года по Р. Х.

Следовательно, первая Пасха во время публичного служения нашего Господа прошла в месяце Нисане 29 года по Р.Х. И поскольку, по-видимому, Он справил четыре Пасхи, последняя из них прошла в месяце Нисане 32 года по Р. Х. Пасха проходила в четырнадцатый день месяца; следовательно, наш Господь скорее всего вошёл в Иерусалим 10 Нисана, или 6 апреля, 32 года по Р. Х.

Итак,

Постановление Артаксеркса было обнародовано 14 марта 445 года до Р. Х.
Христос представил Себя в Иерусалиме как Царя 6 апреля 32 года по Р. Х.
По юлианскому исчислению этот период составляет 476 лет и 24 дня (включая сами дни в начале и конце, как требует язык пророчества и как требует иудейская практика).
Но 476×365 — 173 740 дней.
Прибавьте (с 14 марта по 6 апреля, включая оба дня) — 24 дня
Прибавьте високосные годы — 116 дней
Всего 173 880 дней»4.

Примечание 4: «Грядущий Князь», второе издание, стр. 128.

Мы уже увидели выше, что 69 пророческих недель Даниила, или 483 пророческих года, содержат 173 880 дней.
Следовательно, первая часть этого великого пророчества была исполнена в точности до дня.

Иудеи, жившие во время нашего Господа, несомненно, сохранили экземпляр знаменитого постановления, воссоздавшего их национальное существование, или, по крайней мере, его дата была хорошо известна им. Так, приложив совсем немного усилий, они могли высчитать точно день, в который их Мессия представит Себя Царём, а пророчество Захарии должно было наставить их в том, как Он войдёт в город. С такой точностью и буквальностью исполняются предсказания Бога!

В завершение назначенного интервала Мессия-Князь двинулся по направлению к Иерусалиму, и после остановки, во время которой Он плакал о нём на Елеонской горе, Он прошёл через ворота и по улицам, которые скоро должны были быть стёрты в прах, и представил Себя дочери Сиона как её Царь. Но, увы, она не увидела в Нём красоты и не возжелала Его; Он столкнулся с презрением и отвержением, и всего через четыре дня переменчивая толпа, которая недавно с энтузиазмом кричала: «Благословен Грядущий, Царь, во имя Господне!», теперь наполняла воздух противоположными возгласами: «Распни Его! Распни Его!»

Итак, после того как Он вынес ужасы этой ночи, которая началась с того, что один из Его собственных учеников предал Его, и во время тёмных страж которой Он отдал Свою спину бьющему, а Свою щёку — вырывающему волосы, и не прятал Своего лица от позора и плевков, после издевательского суда, на котором судьи подкупили лжесвидетелей, но даже так не смогли получить вразумительного свидетельства, после того как Его повели дальше, один раз перед Иродом и дважды перед Пилатом, и никто не мог найти никакой вины против Него, тогда, наконец, Помазанник был отсечён.

И для Него не было ничего, не было никакой славы, которая должна была окружать личность Мессии. Вместо того чтобы явиться как Царь царей и Господь господствующих, Он был найден в виде раба. И Он был настолько далёк от того, чтобы получить высшее царство и вечное владычество, что во время Своей жизни у Него не было места, где преклонить голову, и скоро Он был полностью отсечён от земли живых.

Вместо божественной красоты и ужасного величия, от первого взгляда на которые гонитель Савл был сброшен на землю и которые даже заставили возлюбленного ученика Иоанна пасть к Его ногам как мёртвый, Его лицо было обезображено больше, чем у любого человека, в Нём не было ни вида, ни величия, и не было в Нём красоты, которая привлекала бы нас к Нему.

Его болезненное поручение в те дни состояло в том, чтобы Он понёс наши болезни и наши печали, чтобы Он был изранен за наши проступки и сокрушён за наши беззакония, чтобы Он получил наказание, которое принесёт нам мир, чтобы мы исцелились Его ранами. Он пришёл, чтобы принести Свою душу как жертву за грех, чтобы излить Свою душу до смерти, чтобы Его причислили к преступникам, чтобы понести грехи многих.
Он был отсечён, и для Него не было ничего.

Но распятие нашего Господа произошло через четыре дня после Его появления в качестве Царя-Священника, то есть через четыре дня после завершения четыреста восемьдесят третьего года, но всё равно там не говорится, что это произошло в течение семи лет, которым ещё предстоит исполниться. Следовательно, в этот момент появляется промежуток, разделяющий четыреста восемьдесят три года и последние семь. Бог оставил грешный народ, отвергнувший Его Сына; Его завет был приостановлен, поэтому они перестали быть Его народом и, следовательно, ход четырёхсот девяноста лет прекратился5.

Примечание 5: Если вы хотите увидеть принцип, на котором основано это объяснение, смотрите главу о мистической хронологии в Пролегомене.

Теперь пророчество говорит о мести, которая должна последовать за отсечением Мессии, — город и святилище, Иерусалим и храм, должны быть разрушены. Это было исполнено римлянами под командованием Тита примерно через сорок лет после смерти Христа, но всё равно мы не видим упоминания о пропавших семи годах: интервал продолжается.

И наконец, мы читаем, что после разрушения города и святилища будут войны и разрушения до конца во время периода, установленного Богом, но неизвестного для человека. Это оказалось ужасно верно; римляне, персы, сарацины и турки так часто захватывали Иерусалим, что город времён нашего Господа был глубоко погребён под слоями руин и мусора, и сейчас он находится на глубине от пятидесяти до восьмидесяти футов от поверхности земли. И все эти разрушения включены в слова: «И до конца будет война, то, что определено для опустошения», и всё равно последние семь лет не упоминаются.

Таким образом, со времени появления Мессии-Князя наступает неопределённый интервал, большая пауза в ходе семидесяти недель, который, как мы сейчас увидим, не остаётся незамеченным в других частях Писания.

Но сейчас мы обратимся немного в другую сторону: город и святилище должны были быть разрушены народом князя, который должен прийти позже; и поскольку здесь сказано, что этот князь встретит свою судьбу в последнем большом излиянии Божьего гнева, становится ясно, что он не мог появиться в прошлом. Римляне разрушили город и святилище, следовательно, мы понимаем, что князь будет главой четвёртой империи, но время его конца показывает, что он будет последним главой, то есть Антихристом.

В последнем стихе этого пророчества сказано, что он заключит завет с большинством иудейского народа на одну неделю. Итак, наконец, мы находим потерянные семь лет, седьмую неделю.

Иудеи к этому времени должны снова поселиться в своей земле, потому что пророчество ясно связано с народом и городом. Возможно, сам князь восстановит их, но в любом случае мы видим, что они столкнутся с трудностями, они будут испуганы неминуемой опасностью и попросят гарантии безопасности в Палестине на семь лет. Этот пакт, возможно, будет подобен тому, как Наполеон III обещал поддерживать Максимилиана как императора Мексики в течение определённого времени. Но в чём бы ни состоял этот завет, его примет лишь большинство народа, но не весь народ: Бог снова оставит Себе остаток, который не преклонит колена перед Ваалом.

Таким образом, после восстановления и возвращения в свою землю иудеи снова построят свой храм и возобновят жертвы и служения, но, возможно, они сделают это с гордым и атеистическим духом, так что это будет неугодно Богу. В последней главе Книги пророка Исайи показано, как они занимаются этой работой незадолго до появления Господа Иисуса в славе, описание которой начинается с пятнадцатого стиха. Но их усилия будут исходить из национальной гордости и не будут вызваны любовью к Богу, поэтому Он возвещает: «Так говорит Господь: небо — престол Мой, а земля — подножие ног Моих; где же построите вы дом для Меня, и где место покоя Моего? Ибо всё это соделала рука Моя, и всё сие было, говорит Господь. А вот на кого Я призрю: на смиренного и сокрушённого духом и на трепещущего пред словом Моим».

А в отношении жертв, которые снова начнут приносить, Господь добавляет: «Закалающий вола — то же, что убивающий человека; приносящий агнца в жертву — то же, что задушающий пса; приносящий семидал — то же, что приносящий свиную кровь; воскуряющий фимиам — то же, что молящийся идолу». Следовательно, жертвы будут так же отвратительны для Бога, как если бы люди оскорбляли Его, принося то, что Он назвал нечистым, или поклонялись лжебогам.

Но иудеи пойдут вперёд согласно своим путям во время первой части семи лет, а затем произойдёт перемена. Посреди этой недели, то есть в конце трёх с половиной лет, Антихрист прекратит жертву и перенесёт поклонение Иегове на себя, превознеся себя «выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, выдавая себя за Бога» (2 Фес. 2:4).

Слова «на крыле мерзости будет опустошитель» представляют собой трудность, но мы должны помнить, что слово «мерзость» часто использовалось среди евреев для обозначения лжебогов. Например, в Третьей книге Царств мы читаем о «Милхоме, мерзости Аммонитской», «Хамосе, мерзости Моавитской» и «Молохе, мерзости Аммонитской» (3 Цар. 11:5-7). Лжебоги в Ветхом и Новом Заветах — это реальные существа6. «Язычники приносимое ими в жертву приносят бесам, а не Богу» (1 Кор. 10:20).

Примечание 6: См. «Ранние века земли», 2-е издание, стр. 245-249.

Если под мерзостью здесь понимаются бесы, то, возможно, это указание на некое богохульное подражание колеснице херувимов, произведённое сатанинской силой, и, возможно, она подобна тому, чем Сатана убеждал нашего Господа с крыла храма поддаться на его искушение. Вероятно, появление Антихриста, высоко вознесённого при помощи бесов, будет определяющим фактором в том, чтобы мир поклонился ему как Богу, а иудеи-отступники сочтут это как ожидаемое знамение с неба и как возвращение славы в их храм. Ибо когда приходит другой в своём собственном имени, они принимают его. И сразу же после этого начнётся ужасное гонение на тех, кто откажется поклониться зверю и его образу.

Этот князь продолжит хулить Божество, пока час, отведённый силам тьмы, не подойдёт к полному концу. Тогда определённое изольётся на опустошённый город Иерусалим и наступит время завершения. С небес изольётся Божья ярость: притворщик-богохульник столкнётся со светом ярче солнечного света, который озарит весь мир со скоростью молнии и возвестит долгожданный приход Царя царей.

Таким является великое откровение, данное в ответ на исповедь и молитву Даниила как ключ ко всем еврейским пророчествам. Пока он не получил его, он не мог понять своих предшествующих видений. После видения о четырёх диких зверях мы видим, что он говорит: «Меня, Даниила, сильно смущали размышления мои, и лице моё изменилось на мне» (Дан. 7:28). В конце восьмой главы он также отмечает: «И я, Даниил, изнемог и болел несколько дней; потом встал и начал заниматься царскими делами; я изумлён был видением сим и не понимал его» (Дан. 8:27).

Но раскрытие семидесяти недель, соизволившее дать ему умение и понимание, позволило ему постичь замыслы Бога, и поэтому в качестве предисловия к следующему откровению он говорит нам, что «он понял это откровение и уразумел это видение» (Дан. 10:1). Определённо, то, что озарило Даниила, имеет огромное значение для нас, тех, на кого пришёлся конец веков; и мы ни в коем случае не должны забывать этих содержательных слов: «И не уразумеет сего никто из нечестивых, а мудрые уразумеют» (Дан. 12:10).

ИУДЕИ: IV. Интервал, предсказанный Захарией >>